?

Log in

May 2015

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com

Previous 10

May. 12th, 2015

Каргополь: до Бога высоко, до Москвы далеко. Как живёт аутентичная провинция

Ситуация: парад Победы на экране телевизора. Всё помпезно, как оно и полагается: "генерал армии Сергей Шойгу приветствует участников парада...", на экране хорошо знакомый пейзаж Красной площади со шпилями исторического музея и куполами Покровского собора - но ты знаешь, что всё это бесконечно далеко. А вокруг тебя - добротный деревянный магазин с печкой и поленницей дров на заднем дворе, в двух шагах - замечательная река Онега, лодки, родники, храмы и атмосфера старинного русского северного города, цивилизация в котором не помешала сохранению старины. А ты всего лишь зашёл купить замечательных местных продуктов и нечаянно - благодаря телевизору - понял, что где-то в этом мире есть ещё и Москва. 9 мая, и мы в Каргополе.



Читать и смотреть фотоCollapse )

Apr. 28th, 2015

Забытые храмы тотемского барокко

Удивительно, но друзья в ЖЖ не забыли поздравить меня с днём рождения (я увидел эти поздравления только сейчас, спустя 2 недели). Среди поздравлений вклинилось пожелание писать в ЖЖ почаще.

Погрустил немного над этой фразой. Прошли те времена, когда в ЖЖ можно было так просто написать свои мысли. Плюс дел много, времени, как обычно, нет. Какие-то отдельные размышленизмы вклиниваются в стену ВК. А написать, действительно, есть о чём.

Вот, например, начали мы экспедиции по заброшенным храмам Вологодчины с целью наконец систематизировать все сохранившиеся памятники Тотемского барокко. Красота - неописуемая, печали - ещё больше.



Это - село Зашугомье. Название по фонетической красоте, пожалуй, составит достойную конкуренцию Тотьме.

Зашугомье находится в глухом северном углу Солигаличского района Костромской области. Солигалич - это 230 км. от Костромы, притом в тупике. Зимой, когда выпадет снег, тупик Костромской области превращается в так называемый "телепорт" - зимник в Тотемский район. По этому зимнику не составляет никаких проблем пробраться из Тотьмы туда, куда в летнее время надо объезжать через Ярославль или Буй.

Зашугомье и интересно тем, что оно далеко и в глуши. У прекраснодушных материалистов ХХ столетия просто не дошли сюда руки. Церковь целёхонькая. Даже шпиль колокольни ещё не упал.



Внутри было что-то, что не нанесло церкви существенный урон. При желании, даже если собраться инициативной группой, не имея больших денег, можно внутри храма собрать печурку да молельную комнату устроить. Видимо, инициативы среди зашугомцев нет. Но даже без инициативы храм простоит еще долго.

Самое интересное в нём не внутри, а снаружи. Великолепные картуши! Те самые, тотемские. Притом картуши, каких даже нет в Тотьме: с киотами для икон. Интересно, какие иконы могли в них находиться?



Мы с краеведом Александром Кузнецовым решили, что над храмом однозначно поработали тотьмичи, притом настолько хорошо поработали, что даже неясно - расцвет тотемского барокко на тотемской Входоиерусалимской церкви или здесь.

А вот это уже Чалово.



Чалово - это не только край света; именно здесь заканчивается костромская дорога на север и начинается "телепорт" на Вологодчину. Это ещё и водораздел. По большой гряде высоких холмов разделяется сток рек на север: в Ледовитый океан, и на юг - в Каспийское море.

На вершине самого высокого из холмов этой гряды стоит одиноко Николаевская церковь. Если Зашугомье - приличное село, то тут храм, по сути, стоит посреди пустоты. В ближайшей деревне живёт 2 человека. Во всей округе - человек 10 наберется. Пенсионеры. Безработные. Не восстановить ни разу.

Но храм удивительный. Если в Зашугомье тотемское барокко цветёт, то в Чалово - угасает.





Когда-то здесь шла жизнь. Крестные ходы, молебны, иконы, исповеди. Теперь - только воспоминания. "В краю лесов, полей, озёр..."



По соседству с Чаловской церковью только родник. Святой, разумеется. Говорят, из Солигалича сюда ездят, во всяком случае, в летнее время. В зимнее мы ехали сюда на снегоходе местного предпринимателя, который зажигал нас мыслью восстановления сельской жизни на севере Солигаличского района. Зажёг. Порадовались за энтузиастов родного края.

Специально много не пишу, потому что нам с краеведом А.В.Кузнецовым хочется всю имеющуюся информацию по церквям собрать и аккумулировать в одном месте, а именно - в иллюстрированной книжке "По следам тотемского барокко". Надеемся, что это получится сделать в этом году.

А пока на повестке дня - "Ночь в музее".

Dec. 29th, 2014

Кажется, что-то пошло не так

Пока РЖД и правительство области без конца переваливают друг на друга ответственность за отменённые по ВСЕМ направлениям электрички, из федеральной программы ещё и исключили субсидирование авиамаршрута Санкт-Петербург - Вологда, после чего компания "Псковавиа" тут же вычеркнула его из списка регулярных рейсов на 2015 год.

Разумеется, федеральные деньги нужнее, например, Крыму, который до сей поры пребывает без моста, почти без энергии и рискует остаться без питьевой воды. Зачем субсидировать рейс и поддерживать тем самым малую авиацию, лоукост-перевозки? Особенно в трудный час, когда, глядишь, пора делать ставки, кто загнётся без господдержки ранее - "Ютэйр" или "Трансаэро".

Между тем, на "продолжающем загнивать среди Кончит Вурст и прочих ужастиков толерантности" Западе, региональная авиация - понятие, само собой разумеющееся. Вполне среднеевропейский по численности населения город в 300 000 человек не связан авиарейсом с пятимиллионным центром своего округа - ну это ТАМ просто невозможно. Но мы не там - мы здесь. А у нас возможно всё.

Авиарейс СПб-Вологда был оптимален в условиях экономии времени, когда каждая минута на счету, когда, наконец, просто неохота тратить лишнее время на просиживание в поезде. В лучшие времена существования цена за авиабилет была равна стоимости плацкартного билета в "Белые ночи", а сейчас примерно равна стоимости купейного билета (если не ниже). С января же РЖД вновь остаётся монополистом на столь популярном направлении.

А что же у нас остаётся в сухом остатке по монополии РЖД на направлении Вологда-СПб, можно спросить? А остаётся весьма и весьма немногое. В 2013 году отменен транзитный поезд из Иркутска, в этом году отменен транзитный (и дешевый) поезд из Тюмени. Остались два фирменных транзитных поезда "Демидовский экспресс" и "Новокузнецк" с ограниченным количеством мест, а так же не менее фирменный и гораздо менее скорый "Белые ночи". Плюс дряхлая "Астана", раз в четыре дня таскающая свои зеленые вагоны в северную столицу. Вот, собственно, и весь выбор.

Меня уже пугает, может быть, Вологодская область не выполнила еще черт-те сколько придуманных железнодорожниками обязательств, и скоро уйдут в небытие и пассажирские поезда дальнего следования? Отменят "Белые ночи", и останутся два проходящих поезда, которые откроют свои двери в Вологде только на "выход". И не смейтесь, та же ерунда уже происходит с электричкой Санкт-Петербург - Верхневольский, которая высаживает пассажиров на границе Ленобласти и Вологодчины и идёт в Бабаево пустой.

И вот тогда мы наверняка услышим, что поезда на данном маршруте область обязательно заменит комфортабельными автобусами, потому отчаиваться не стоит.

Dec. 12th, 2014

О "НЕДОСКРЁБЕ" В ВОЛОГДЕ, ИЛИ ПОЧЕМУ ВОЛОГДА ДОЛЖНА БЫТЬ НЕМНОЖКО ТОТЬМОЙ

Тотьма начала 70-х казалась современникам городом прогрессивным и уверенно стремящимся к светлому будущему. Особенно легко в это было верить, поскольку светлое будущее было нарисовано Ленинградским государственным институтом проектирования городов. Новый генеральный план Тотьмы предусматривал окончательное уничтожение всех кварталов исторической деревянной и даже каменной застройки - уверенная работа в этом направлении уже велась. Церковных зданий, где еще по какому-то недосмотру присутствовали купола, оставалось всё меньше.

Городу, в котором в 70-х, как и сейчас, не было ни одного толкового градообразующего предприятия, предполагалось заполниться типовыми пятиэтажными домами из силикатного кирпича - образцами строительства новой эпохи. И пусть тогдашний город с лёгкостью бы вместился в несколько улиц таких домов: тотьмичи это нововведение если не горячо поддерживали, то уж как минимум не осуждали. Кому охота жить в старом фонде и возить полоскать белье на реку? А тут - какие-никакие, но удобства.

Вероятно, так бы и случилось, и никому особо дела бы не было до этого уничтожения старого города. Но и один в поле воин. Историк-любитель Станислав Зайцев, работавший художником-оформителем краеведческого музея, поднял шум. Сначала его просто не понимали, потом смеялись, в открытую показывая пальцем на этого странного чудака, который за гнилые деревяшки борется.

А потом приехала комиссия министерства культуры. По запросу Зайцева. И внезапно выяснилось, что в Тотьме ценнейший исторический центр, и сносить его постройки - преступление. Генплан канул в лету, современными домами успели застроить лишь одну улицу исторического центра, а дальше тихо-мирно перенесли строительство на окраины. Город сохранился, сохранился его исторический облик, сохранилась туристическая привлекательность, притом не в ущерб людям, получившим всё-таки желанный жилой фонд.

В одном из диалогов ВК относительно проекта строительства "недоскреба" на Чернышевского есть любопытный комментарий: "Вологда не должна превращаться в Тотьму, она должна модернизироваться". Так вот, собственно, в чём и фишка - для того, чтобы оставаться привлекательной для туриста, Вологда как раз и должна оставаться немножко Тотьмой.

Просто потому, что львиная доля гостей города едет за "резным палисадом", "алыми кистями рябин", "оканьем" и прочей патриархальностью, которую недавно дружно объединили в нечто, получившее название "душа Русского Севера". И вот эти самые патриархальность и подлинность из облика города скоро совсем исчезнут.

Недавно незамеченным прошло исчезновение одного из самых, пожалуй, удивительных и милых видов города, открывавшегося на храм Варлаама Хутынского из двориков музея "Мир забытых вещей" и Дома Актера. В улицу Засодимского в очередной раз втиснули какое-то инородное краснокирпичное тело, загородившее вид на храм, и можно теперь долго ломать копья; похоже, мечта о воссоздании "уголка исторической Вологды" в бывшем Ильинском монастыре в Каменье уходит всё дальше и дальше.

"Недоскрёб", видимо, должен для "Корпорации развития" и прочих околовластных структур стать этаким символом того, что патриархальная "душа Русского Севера" не застаивается и динамично меняется. Вот только туристам это "время, вперед" будет совершенно не интересно. Одни будут упражняться в плевках на "недоскрёб" с колокольни Софийского собора, остальные просто недоумевать: как ТАКОЕ могли воткнуть посреди исторической застройки? Но никто не скажет: о да, ребята, это круто и современно, вы молодцы, что это построили, Вологда меняется к лучшему. Просто потому, что столичным туристам такие "шедевры" надоели у себя в городе. И они едут к нам для того, чтобы хоть где-то оторваться от того бессистемного и беспощадного архитектурного хаоса, накрывшего сейчас Москву и ряд других городов нашей страны.

Искренне надеюсь на то, что у нынешних градостроителей и градоначальников будет время одуматься.

Nov. 22nd, 2014

Сокровища Русского Севера

Вот это - новый конкурс туристских достопримечательностей области "Сокровища Русского Севера".

"Это интернет-голосование является заключительным этапом конкурса, объявленного Губернатором области Олегом Кувшинниковым в октябре этого года. Конкурс проходит при поддержке Вологодского отделения Русского географического общества. «Конкурс «Вологодчина: сокровища Русского Севера» станет инструментом сохранения, приумножения и трансляции историко-культурного богатства региона», - подчеркнул Олег Кувшинников."
(цитата с сайта)

Однако, если всё так серьёзно, отчего же организаторы конкурса так серьезно садятся в лужу и подставляют и губернатора, и всех, кто данный конкурс пытается рекламировать и продвигать?

Начнем с того, что это просто куча объектов. Просто вываленная куча. То есть спорить могут такие несхожие объекты, как один отдельно взятый храм и целое село, абстрактное понятие и конкретный памятник. Но это ладно. Этим грешат все подобные голосовалки.

Но дальше начинается откровенная белиберда.

1. Фотографии объектов не совпадают с описанием ниже. Например, над "Белозерским кремлем" - фотография Кирилло-Белозерского монастыря. Ещё один Кириллов - очень узнаваемая монастырская стена - украшает собой объект под названием "Церковь Косьмы и Дамиана" в Кичменгско-Городецком районе.

2. Повторяемость. Например, Великоустюгские Опоки и прочие геологические прелести так или иначе прсиутствуют в конкурсе аж в ЧЕТЫРЕХ вариациях:
а) Ансамбль «Опоки - жемчужина сухонских просторов»
б) Линза мелалейцититов
(господи!) среди осадочных пород верхней перми
Великоустюжский район, правый берег р. Сухоны близ д. Пуртовино
в) Обнажение углефицированных пород верхней перми с включениями вулканического пепла.
Великоустюжский район, левый берег р. Сухоны близ быв. дер. Мутовино

и завершающее - чтобы уж точно не забыли:
г) Объекты природного наследия Нижней Сухоны (Опоки, Стрельна, Пуртовино и Исады, мыс Бык, цветные кремни, Мяколица)
Великоустюгский р-н, берега р. Сухоны, сельские поселения Опокское, Стреленское, Самотовинское, Нижнеерогодское


3) Крайне неравномерно распределены достопримечательности разных районов. Почему в конкурсе участвуют 9 объектов от Вытегорского района и, допустим, всего лишь 4 от Тотемского - мне непонятно. Нюксенских достопримечательностей нет вообще.

4) Не слишком понятно, как согласовывается цель проекта "открытие новых, малоизвестных достопримечательностей региона" с такими объектами, как "дом Деда Мороза", "Вологодский Кремль", "Музей кружева", "Усадьба Покровское" и т.д..

5) Ну и, наконец, элементарная безграмотность: "Косьма и Домиан", "Сизьма самобытный уголок Вологодчины", "Культурный центр имени Е.В.Викулова" (Е?!), везде пропадают нужные кавычки и стоят кавычки там, где их быть не должно.

Почему у нас не работает старый, как мир, принцип: "если делать - то делать хорошо"?
кремль
Домиан
викулов

Nov. 12th, 2014

Здесь был пост

censored

Читатель! Не ищи тот пост, что здесь висел,
Не радует он глаз чинов, что власть имеют, -
Но впрочем, я о том ничуть не сожалею,
Обидеть никого я словом не хотел.
Пройдёт, быть может, пять, быть может, десять лет,
И идолы уйдут - и с Красной, и отсюда;
При мнении своем пусть пребывать я буду,
А время пусть решит - кто прав был, а кто нет.

Jul. 15th, 2014

0,01 процент

99,9 % посещающих Тотьму туристов - совершенно нормальные, адекватные люди. Да, с одними на экскурсиях очень легко и комфортно, других расшевелить очень сложно и они уходят в себя, созерцая по полчаса какие-нибудь экспонаты или засыпая на ходу. Но это люди адекватные и благодарные.

Но, к сожалению, бывает и 0,01 процент.

Сегодня я шокирован группой туристов из Москвы, которые сначала изошлись в воплях о том, какие у нас дорогие экскурсии, как они все переплатили за тур - заплатили аж целых 2000 (кошмар для москвича, понимаю) и теперь их не пускают на колокольню, поскольку она в тур включена не была. Ей-богу, я путешествую по России уже не первый и не второй год и нигде в более-менее туристических малых городах не видал цен на посещение музеев ниже наших. У нас входной билет в 22-зальный краеведческий музей стоит 40 рублей, а в филиалы - 25. И это взрослый, а школьникам и студентам еще и скидки. Но, тем не менее, дорого.

Самое смешное, что эти люди даже не постеснялись напролом полезть наверх на смотровую площадку, не послушав просьб смотрителя заплатить несчастные 30 рублей за посещение колокольни (еще одна огромная для москвича сумма). Бесплатно сходили, да. А потом еще и жаловались в другом музее, как их паршиво приняли на колокольне и какой у них осадок от посещения Тотьмы.

Я очень люблю туристов, но таких людей не понимаю и не принимаю. Почему бы в таком случае не остаться дома? Зачем тащиться за тридевять земель, если хочется сэкономить каждую копейку? Или люди не понимают, насколько сложно содержать такие здания, как наши церкви? Не понимают, как живется провинциальному музею? И как не сообразить, что при всех имеющихся финансовых трудностях, 30 рублей - это очень и очень дешевая цена?

Я очень редко ругаюсь, но таким людям хочется сказать простое русское "Пошли вы в... Москву, господа".

Jul. 8th, 2014

(no subject)

Внезапно узнал, что до туристической столицы области, знаменитого Великого Устюга больше нет автобусов из Вологды.

Я не шучу. Автобусов нет. Отменили все - взамен заключив контракт с маршруткой "Автолайн", в которой восемь (восемь!!) мест.

Охотно верю, что она удобнее и придет быстрее. Но кто-то в области рассчитывает на туризм как на источник дохода. И вместе с тем - жирный... Крест ставит на тех туристов, что путешествуют не организованно с группой и не на автомобиле. И не надо говорить, что таких туристов нет. Например, я такой - пользуюсь общественным транспортом. И много нас еще.

И вот я желаю добраться до Устюга на маршрутке Автолайна. Билет на эту маршрутку - странный предмет, вроде бы есть, а вроде бы нет. После приобретения билета в кассе рекомендуют еще перезвонить на какой-то телефон и предупредить: "Ребята, я купил билет на вокзале". И ладно, если дозвонишься с первого раза.

Но все это еще полбеды - беда с тем, как добраться в Устюг из транзитных пунктов.

Тетя Маша живет в Тотьме, а ее сын открыл свое дело в Устюге и перевез туда семью. Купил квартиру в ипотеку, на автомобиль средств не хватило - копит. Пока он копит, тетя Маша к сыну в гости не уедет, поскольку в Тотьме сесть на транспорт нереально - все восемь мест дурацкой маршрутки уже заняты, да и водителю невыгодно.

Недавно мой друг и коллега проехался по маршруту Тотьма-Устюг-Тотьма вместе с автолайном, переплатил за билеты, с огромным трудом глубокой ночью выехал из Устюга. И спросил меня, вернувшись: "Таким образом Вы планируете развивать туризм?"

Ответить мне было нечего. Может, областные власти ответят?

Jul. 7th, 2014

Разные музеи

Кажется, что последние километры перед Кологривом наш "Логан" преодолевал из последних сил. Бесконечные выбоины и ухабы - типичная дорога Костромской области, региона, восток которого, по сугубо моим впечатлениям, говорит всем доезжающим сюда редким туристам: "Да, у нас нет денег, но мы даже не пытаемся хоть как-то исправить ситуацию". На ютьюбе валяется ролик с медведем на дороге Мантурово - Кологрив: топтыгину не страшно выходить на трассу, где встречные автомобили - явление редкое.

Кологрив далеко не самый далёкий от Костромы райцентр региона, однако автобус из областного центра приходит сюда два раза в неделю. Чуть чаще - из Мантурово. Природа здесь если не завораживающая, то как минимум красивая: замечательная Унжа с заливными лугами, поля с пахнущим мёдом разнотравьем, холмы и родники. Беда только в том, что жить на этом фоне никто не хочет. Глушь. Медвежий угол.

Всё могло бы быть радужнее, но железная дорога сюда не дошла. Её протянули через тогда куда более захолустное Мантурово, а великолепный особняк купца Макарова, завещанный под железнодорожный вокзал, так и остался невостребованным. Вернее, востребованным под другие цели - теперь в несостоявшемся вокзале музей.

-Да-а, часто бывают туристы... - в голосе кассира слышится некоторая неуверенность. - Ездят, да... Ездят.

Туристов первым делом пугает цена билета в сто рублей. Являющийся "головным" для кологривского Костромской музей-заповедник, находящийся где-то в очень далёкой от Кологрива реальности - и географической, и мысленной, - ведет уж совсем странную ценовую политику. Что в Солигаличе берут 150 рублей за не самую большую экспозицию, что здесь 100 за семь залов. Наши 40 рублей за 22 зала тотемского краеведческого кажутся то ли адекватной ценой, то ли анахронизмом на фоне такой картинки.

"Музейной пыли" и кондовых витрин нет, но и интересного - не так много. Пытаюсь что-то запечатлеть, наивно полагая, что раз цена билета 100 рублей, то в неё "всё включено". Разбежался - тут же замечание смотрительницы, с какой-то особенной радостью в голосе уверяющей, что фотосъемка платная. Ну да, и вправду радость. Поддержим музейное дело в Кологриве.

На кассе оказывается, что поддержка музейного дела в Кологриве стоит еще 150 рублей дополнительно к цене билета. Люди! Кострома, ау! Кого из местного населения Вы привлечете в Кологриве за такие цены? Кто из кологривчан захочет проникнуться историей родного края и попробовать как-то остаться здесь, найти работу, возродить былую значимость города? Такое впечатление, что музей здесь существует в какой-то параллельной реальности как конвейер по выбиванию хоть каких-то денег из туристов, а местные жители остаются где-то в стороне. Чтобы им регулярно посещать музей, требуются заработки не менее, чем у купца Макарова, построившего это здание.

Оплатив фотосъемку, пытаюсь сфотографировать ящик для сбора средств на реставрацию экспонатов из фондов, стоящий прямо в зале музея. Сразу же окрик: "А это-то вам зачем?" Терпеливо объясняю тетеньке в тысячный раз, что работаю в музее, что мне интересен каждый квадратный метр их, прости господи, пространства. Во взгляде скользит недоверие. А вдруг я вернусь домой, фотографию увеличу и начну считать, сколько там в их ящике собрано, чтобы потом вернуться под покровом ночи и ограбить очаг культуры.

В очаге культуры есть кое-что и уникальное. Замечательная выставка работ Ефима Честнякова - местного уроженца, человека очень интересной судьбы, о котором нам очень интересно и увлекательно рассказали тремя часами позже в доме-музее Честнякова в деревне Шаблово. Там его картины смотрятся куда органичнее, чем в "главном" музее. О стереотипном чучеле лося, "этнографических" прялках и прочих обыденных экспонатах типичного краеведческого музея стоит стыдливо умолчать.

"Типичный краеведческий" - это, на самом деле, уже клеймо. Можно сколько угодно сетовать на отсутствие финансирования, на малый интерес людей к музею, но если глаза не горят и думается только о том, "почему мы за такую зарплату здесь должны убиваться", из этого статуса "типичного краеведческого" вырваться сложно.

А вот Никольск - вырвался. На обратном пути из Кологрива мы заехали в местный музей. Радость, что он оказался открыт в воскресенье. Радость, что он оказался открыт в обеденный перерыв. Тройная радость - экспозиция музея. Отдел природы, традиционно интересный преимущественно детям, оформили в стилистике детских сказок: медведь с Машей, лиса с Колобком, волк на фоне проруби, в которой замерз его хвост. Красиво, без претензий и вместе с тем оригинально. А уж насколько хороши и полны экспозиции, посвящённые Яшину и истории денег, - просто чудо. Кажется, что художник и авторы тематико-экспозиционного плана выжали из небольшого пространства все, что только можно. И отдельное спасибо коллегам, что в экспозиции обошлись без прялок и трепал.

Деньги брать с нас отказались. "Вы что, Вы же коллеги, краеведы, музейщики!" - искренне удивилась нашему предложению заплатить за вход смотрительница. Тут уж совсем дар речи пропал. Оставалось только накупить кучу краеведческой литературы и помочь никольским коллегам хотя бы таким образом - что мы и сделали.

Если кто-то подумал, что я сравниваю два музея, то эта мысль в голову пришла зря. Я вообще не люблю и не могу музеи сравнивать. Разные регионы, разное финансирование, разная база, разные работники. Но где-то паззл складывается, несмотря на все проблемы, а где-то - не получается ясная картинка, и все. Никак кусочек к кусочку ровно не ложится.

Но всё-таки, как ни крути, пока в нашей стране большинство музеев будут показывать одно и то же и при этом выставлять совершенно неадекватный содержимому ценник на услуги, об интересе людей и тем более молодёжи к музеям говорить точно не придётся.

Jun. 18th, 2014

ТОТЬМА от А до Я, или азбука тотемской идентичности (частичка будущего путеводителя "Тотьма")

АТМОСФЕРА

Практически все туристы отмечают особую атмосферу крошечной Тотьмы, которая складывается из нескольких компонент: тишина, спокойствие, уединение, малоэтажность и т.п. С этим, в общем-то, поспорить трудно: Тотьма благодатно воздействует на жителей столиц, а "аборигенами" ценится в той доле, в которой спокойствие не превращается в скуку.

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ

История Тотьмы невозможна без благотворительности и меценатства (различие между этими двумя понятиями Вам подскажет экскурсия «Тотьма купеческая»). Начиная с давних времен, когда купцы – сначала солевары, а потом и мореходы, - жертвовали огромные средства на постройку деревянных и каменных храмов, и заканчивая удивительными примерами конца девятнадцатого столетия, когда городские купцы на свои капиталы строили для города мосты, мостили бульвары и вкладывали капиталы в развитие образования. Хрестоматийный пример – «винный король» юга России Николай Токарев, вложивший в свой родной город в пересчете на современные деньги более 50 миллионов рублей.

ВЕРСИЯ

Самый популярный Интернет-паблик Тотьмы. Любой тотемский информационный сайт, портал или ресурс в социальной сети нервно курит в сравнении с посещаемостью странички с трудносочетаемым, но вполне прижившимся в народе названием "Тотьма Версия". Тем удивительнее, что ведет эту страничку преимущественно один человек. Если хотите оценить популярность "Версии", наберите в поисковике Яндекса "Тотьма" и посмотрите результаты в поисковой строке.

ГАНЗА

Тотьма никогда не входила в европейский Ганзейский союз, но в "Союз русских ганзейских городов нового времени" была приглашена и приглашение не упустила. Строго говоря, если уж не быть совсем нудным историком, торговое значение Тотьма действительно имела ого-го какое - единственный водный путь из России в Европу долгое время проходил именно здесь. Развитие "ганзейского проекта" в Тотьме идёт с переменным успехом: оформляются экскурсионные маршруты, проходят круглые столы. Как знать, может, со временем это оформится в нечто большее, чем просто красивый бренд.

ДЕРЕВЯННАЯ СКУЛЬПТУРА

Если Пермь - столица искусства деревянной православной скульптуры, то наш город уж точно находится в следующей за столицей Прикамья пятёрке "самых-самых". В бывшем Тотемском уезде дерево - всегда под рукой, а общая глушь местности порой позволяла откровенно "забивать" на указания сверху отдавать приоритет иконам. Лучшие образцы скульптуры можно увидеть в музее церковной старины. Мастера-резчики славно потрудились: даже бескрылые ангелы из глубоких запасников ТМО, остро нуждающиеся в реставрации, восхищают.

ЕДИНСТВО

Замусоленное в последние десятилетия слово, превратившееся уже в некое политическое пугало, на самом деле очень хорошо отражает ситуацию, сложившуюся в последние годы в Тотьме, когда и власть, и музейщики, и активисты-общественники, и простые горожане в едином порыве голосуют за родные места в проекте «Россия 10», выходят на субботники по восстановлению и консервации храмов, посещают новые мероприятия и стараются улучшить облик города. Хочется поплевать через левое плечо и постучать по дереву, чтобы так и продолжалось в дальнейшем.

ЖЕНСКАЯ ГИМНАЗИЯ

Одно из самых красивых зданий центральной части Тотьмы, одна из последних значительных построек (после революции было уже не до украшательства) – не только «лебединая песнь» тотемской эклектики, но и здание с любопытной «начинкой», а именно с Тотемским политехническим колледжем. Долгие годы СПТУ-47 именовалось в народе исключительно «каша», но после значительных достижений на разных уровнях, а также поглощения тотьмичами разных более мелких средних профессиональных лицеев и техникумов, называть так колледж, грозящий стать филиалом Вологодского университета, уже как-то совсем неловко.

ЗАЙЦЕВ

Человека, который в советские годы практически в одиночку боролся за сохранение старинных зданий и памятников, не просто недолюбливали – порой откровенно гнобили, не понимая, для чего этот странный Зайцев изгаляется за какие-то дома с резными ставнями, когда сам живет в нормальной благоустроенной квартире. Время очистило имя Станислава Зайцева от этого словесного мусора – теперь всем ясно, что Зайцев спас город от застройки по генплану «Ленгипрогора», по которому был бы снесен весь исторический центр, а также открыл множество имен тотемских мореходов и разгадал загадку тотемских картушей. Жить бы Зайцеву еще для Тотьмы и жить, но загадочная смерть его у берегов Канады затормозила развитие города как исторического центра, пожалуй, лет на …дцать.

ИВАН КУСКОВ

Тотемский мещанин Кусков, вынужденно отправившийся в «Русскую Америку» для того, чтобы рассчитаться с нажитыми им огромными долгами, наверное, сам не подозревал, что станет самым известным местным мореходом, основателем самого южного русского поселения в Северной Америке. Жизнь Кускова – яркое приключение из преодолений разного рода трудностей и лишений, которое можно было бы с успехом экранизировать: получился бы красивый сценарий о покорении русскими американских берегов.

КАРТУШИ

«Говоришь Тотьма – подразумеваешь картуши, говоришь картуши – подразумеваешь Тотьма!» Не будь в прошлом году голосовалки за символы нашей страны «Россия 10», может, многие бы так и не знали о том, какие удивительные орнаменты, являющиеся частью кирпичной кладки, украшают стены тотемских храмов. Позитивное сумасшествие, охватившее город в деле популяризации картушей на всю Россию, завершилось почетным 20-м местом среди 800 представленных на конкурс объектов страны, а также породило великое множество агитационного творчества разных жанров и дошло до организаторов «России 10», назвавших Тотьму главным успехом конкурса.

ЛИМОНАД

Сайт администрации района утверждает, что открытие нового цеха даст возможность тотемскому лимонаду выйти за пределы рынка области. Можно относиться к этому скептически, но, так или иначе, местный лимонад – действительно определенная «фишка» Тотьмы, яркий образец «Настоящего тотемского продукта» и хит продаж одноименной ярмарки, проводящейся 12 июня на площади. Лимонад разливают во многих провинциальных городках, и так называемый «вкус детства» можно найти в ряде подобных Тотьме городов, но все-таки стоит признать, что среди множества аналогов тотемский лимонад выделяется более выраженным вкусом, а также – в противовес стеклу – пластиковой тарой.

МУЗЕИ

Фраза о том, что Тотьма занимает второе место в России после Суздаля по количеству музеев на душу населения, конечно, утка, но то, что если бы такой рейтинг когда-то кем-то составлялся, Тотьма была бы в лидерах – факт. Шесть музеев в городе на 10 тысяч населения, а еще два – в районе. Тут можно найти занятие на любой вкус: любоваться старинной рассолоподъёмной трубой и полотнами Феодосия Вахрушова в 24-зальном краеведческом музее, впадать в детство в интерактивном центре народной культуры «Морошка», рефлексировать у скульптур в музее церковной старины и у моделей кораблей в музее мореходов, изучать портреты индейцев в музее Кускова и узоры на прялках в Открытом хранении фондов. Главное – познать это всё не бегом и с экскурсионным обслуживанием.

НИКОЛАЙ РУБЦОВ

Если тотьмичам задать вопрос о том, кого из своих земляков они считают наиболее известным и наиболее выдающимся, можно быть уверенным, что большинство ответят: «Рубцов». Родился поэт вообще-то в Архангельской области, но именно в Тотемском районе прошли его детские годы, здесь он учился, испытал чувство первой любви, неоднократно возвращался сюда, уже будучи известным поэтом. «Здесь души моей родина», – именно так поэт отзывался о Тотьме и селе Никольском. «Церковные березы», помнящие Рубцова, растут перед зданием музейно-выставочного центра «На Большой Садовой» до сих пор.

ОСТРОВА

Вологодская область не Урал, и сплавы по рекам здесь занятие нераспространённое – но только не в Тотьме, где в своё время специалисты МУП «Туризм и народные промыслы» решили, что красоты главной вологодской реки после исчезновения судоходства не должны оставаться за семью печатями даже для туристов-«одиночек». С 2012 года регулярные сплавы с посещением всех местных красот по берегам Сухоны – традиция. Одна из «фишек» сухонских сплавов – прохождение мимо трех островов близ Тотьмы: Внукова, Бабьего и Дедова. И если первые из них живописны, но мало интересны, то Дедов – место сбора разных палаточных лагерей, слетов «Школы путешественников Фёдора Конюхова», а также место нахождения бывшей Троице-Сергиевой пустыни, о которой теперь напоминает новенькая часовня на ее месте.

ПЕСЬЯ-ДЕНЬГА

Тот случай, когда название реки само по себе бренд и вызывает у туристов вопросы в духе: «Как… как? Песья… что?». Легенда о выпавшей из рук то ли Ивана Грозного, то ли Петра Первого денежке, пёс с которой-то, не более чем миф, а столь необычное название – всего лишь смесь славянского «песья» - «песчаная» и «деньга» - «река». В окрестностях Тотьмы таких «денег» еще много – и Еденьга, и Леденьга, и менее созвучная, но уходящая корнями туда же Нореньга. Сейчас в Песьей-Деньге вполне можно пройтись по песчаному дну: глубина обычно не превышает уровень колена.

РЕМЕСЛЕННАЯ ШКОЛА

Когда-то гремевшая на европейских выставках в Льеже, а ныне восстанавливающая былую славу Петровская ремесленная школа возникла во многом благодаря купцу Токареву, успешно инвестировавшему свои винные капиталы в родной город. Николаю Ильичу хотелось, чтобы крестьянские дети не болтались без дела по улицам – и как по мановению волшебной палочки за два года на городской окраине вознеслось суперсовременное по тем временам трехэтажное здание, куда были приглашены лучшие преподаватели. В результате – ошеломительный успех, гран-при в Европе и подарки двору Николая Второго (чудесный сундук в стиле модерн до сих пор можно видеть в Александровском дворце). Жаль, что слава школы, как и в целом слава города, ушла после революции, но здание, равно как и итальянская плитка в холле, заказанная лично Токаревым, живет до сих пор и вмещает в себя тотемскую среднюю школу № 1.

СОЛЬ

Если Вы не знали, что Тотьма – «соль земли Русской», то имейте в виду, что это гордое звание закреплено совершенно серьёзно и документально как товарный знак. Тотьма считается родиной русского солеварения, и именно здесь было написано первое руководство по глубинному бурению – «Роспись о том, как зачать делать новыя труба на новом месте» Семёна Саблина. Сейчас соляной промысел существует лишь в виде театрализации «Как солевары в старину», но Тотьма стала одним из инициаторов создания «Ассоциации соляных городов России», в которую вошли также Солигалич, Сольвычегодск, Соликамск, Соль-Илецк и село Некрасовское.

ТЕАТР

Традиции театрального города Тотьма сохраняет еще с начала ХХ века, когда местный театральный коллектив не только с успехом показывал свои постановки тотьмичам, но и заставлял весьма неплохо отзываться эстета Луначарского, отбывавшего здесь свою ссылку. Не знаем, что бы Луначарский сказал о замечательной «Утиной охоте» творческого тандема режиссера Светланы Самодуровой и постановщика Тагира Саберова, но областное жюри присудило Тотьме первый приз на областном фестивале народных театров в 2013 году. Тотемский народный – безусловный «знак качества», ну а второму тотемскому театру, рожденному в 2012 году, - «На Красной Горке» - признание еще предстоит завоевать, что не отменяет того факта, что два театра в малом городе – это все-таки очень здорово.

УГОРЫ

Угоры – это не финно-угорские племена, а всего лишь холмы на местном тотемском языке. «Угоров» в Тотьме много – пожалуй, самый известный из них «Савинский», по которому въезжаешь в город со стороны Никольска. Второй по популярности угор – «Фетиха», на котором расположился одноименный микрорайон. Своего рода угор – и древнее тотемское городище, в советское время получившее название «Красной горки». В общем, с угора на угор – вот тебе и Тотьма.

ФОРТ РОСС

Самое южное поселение русских на американском континенте жило довольно трудно, зато интересно: вело дипломатическую войну с испанцами, укрывало в своих стенах дружественных индейцев, пыталось заниматься огородничеством для снабжения более северных русских колоний. И все это в первые 10 лет своего существования – под руководством тотьмича Ивана Кускова. Американцы оказались более памятливы, чем тотьмичи: в 90-е годы ХХ века внезапно оказалось, что традиции прошлого за океаном чтут куда лучше, и что национальный заповедник Форт Росс выглядит куда пригляднее, чем Тотьма, ставшая в советские годы дикой глухоманью. С тех пор ситуация изменилась к лучшему, и работники парка «Форт Росс» в Тотьме – всегда желанные гости. Общую историю вспоминают во время перезвона колоколов между континентами с использованием Скайпа.

ХОЛОДИЛОВ

Первый тотемский купец-компанейщик так и не вернулся из последнего путешествия к берегам Аляски, но наследство в Тотемском уезде оставил значительное: и церковь на Старой Тотьме, и великолепный двухэтажный особняк на главной городской набережной. Притом особняк был таким огромным, что разорившиеся наследники морехода смогли продать это здание лишь казне, которая нашла ему применение в качестве размещения в нем уездной полиции. И, в общем-то, несмотря на многочисленные перевороты и смены политических режимов, до сих пор в холодиловском доме размещаются именно органы правопорядка – местный отдел МВД.

ЦРЕН

Старинную сковороду для выпаривания соли можно увидеть в несколько потрёпанном виде на заднем дворе краеведческого музея – и поразиться её величине. На один такой гигантский противень уходило великое множество гвоздей разной длины, кузнецы трудились только над одним цреном неделями и месяцами, а уж какой стоял жар от выпариваемой на столь огромной сковороде соли – это сейчас и представить сложно. Неслучайно средняя продолжительность жизни тотемских солеваров была невысокой: в таком аду работать тяжело. Так или иначе, с переменным успехом црены использовались в солеварении вплоть до начала ХХ века.

ЧЁРНАЯ ЛИСА

Подойдя к сидящему на камне в центре города непонятному зверьку, не стоит называть его белкой: так мастер творческим взглядом увидел чёрную лисицу с тотемского герба. Собственно говоря, такое животное в Тотьме никогда не водилось, зато его мех в избытке везли тотемские мореходы с берегов Алеутских (синоним: Лисьих) островов Тихого океана. Сама императрица Екатерина знала: жители сего города в ловле сих зверей упражняются! Сейчас в Тотьме есть и игра-квест «В поисках клада чёрной лисы», и танец «Лисички», и уже упомянутый памятный знак в честь животного, благодаря которому в Тотьме есть столь замечательные храмы.

ШКОЛА КОНЮХОВА

Бывший лагерь «Дружба» на берегу Сухоны в окрестностях Тотьмы весьма неожиданно получил вторую жизнь пять лет назад, когда районные власти благодаря настойчивости и огромному желанию привлечь внимание к Тотьме смогли завлечь на тотемскую землю известного путешественника Фёдора Конюхова, выбиравшего тогда место в области для появления «Школы путешественников». Путешественническая история города покорила Федора Филипповича или радушный прием, но факт фактом: школа Конюхова обосновалась именно в окрестностях Тотьмы. Уже сейчас в летние смены там невозможно найти свободные места. А то ли еще будет?

ЩЕДРОСТЬ

С этим, как уже можно понять, проблем у тотемских купцов не было; но и их потомки успешно продолжают дело прадедов. Владимир Глазычев, потомок купеческой династии Арсаковых, вложил свои личные средства в приобретение двух больших колоколов для звонницы Входоиерусалимской церкви в 2010 году – славные традиции благотворительности продолжаются и поныне. Ну а что такое тотемский стол на гостевании с обилием пирогов и других блюд северной кухни – знают все, у кого в Тотьме есть родственники и друзья.

ЭКСКУРСИИ

С этим в Тотьме проблем точно нет. Обзорные, тематические, на любой вкус и кошелек – и по городу, и по музеям, и с подъёмом на обе смотровые площадки тотемских колоколен, и даже в формате квест-игр. В последнее время набирает популярность формат благотворительной экскурсии – вырученные средства идут в фонд восстановления местных храмов. Это позволяет привлекать на такие мероприятия местных жителей, которые с удовольствием знакомятся с историей родного края.

ЮРОДИВЫЕ

Среди тотемских святых – как минимум два из тех, которых именовали «юродивыми» и «блаженными». Максим Тотемский «переквалифицировался» в юродство из священничества, проживал на Варницах близ деревянной Воскресенской церкви, проживал в небрежении к телу, посте и постоянной наготе и был похоронен под спудом этого же храма. Андрей Тотемский выбрал для своего подвига юродства место чуть ближе к Сухоне, близ устья впадающего в Сухону Дмитриевского ручья, жил в землянке и был похоронен под спудом также Воскресенской, но уже городской, церкви. Ныне память тотемских юродивых воплощена в мозаичных иконах, выполненных на стенах уже каменных храмов, появившихся в местах, где подвизались святые земли тотемской.

ЯРМАРКИ

Ярмарка в Тотьме – будет веселье! А еще – торговля, торговля и еще раз торговля, ведь именно на ярмарках всегда можно было приобрести те товары, которые за такую цену и в таком ассортименте невозможно было купить в обычных лавках. До революции в городе было три ярмарки, сейчас в несколько трансформировавшемся виде осталось две, зато довольно яркие – Преображенская, приуроченная к дню города во вторые выходные августа, и «патриотическая» ярмарка «Настоящий тотемский продукт» 12 июня. А с традициями ярмарок прошлого можно ознакомиться в музейно-выставочном центре «На Большой Садовой», где развернулась бойкая торговля с прилавков и разместилась купеческая чайная.

Previous 10